?

Log in

No account? Create an account

mahtalcar


Alles Vergängliche ist nur ein Gleichnis


Previous Entry Share Next Entry
Имперские стихотворения
mahtalcar
Вячеслав Мясников

МОНАРХИСТЪ-УТОПИСТЪ

Во странѣ позабытой культуры, 
Но родимой и до̀-смерти Божей 
Монархистъ и поэтъ по натурѣ 
Со стихомъ, на другихъ непохожимъ, 
По сердцамъ ударяя словами, 
Какъ по шару бильярдовымъ кіемъ, 
И размахивая руками, 
Декламировалъ строки такія: 

Въ государствѣ единой Россіи — 
Современномъ, гуманномъ, атласномъ — 
Въ тонъ глобальному рынку красиво, 
Да и въ тонъ демократіи — классно: 
Президентъ раскрутилъ экономику, 
Запустивши духовность вконецъ; 
Не генсекъ онъ хотя и не комикъ, — 
Государь сей не носитъ вѣнецъ. 

Намъ изъ Штатовъ Барака Обамы 
Пустотою сердца напихали, 
И хотя открываются храмы, 
Позабытъ все-же Ѳедоръ Михалычъ. 
Нѣтъ князей, хоть и есть идіоты. 
Разскажу я вамъ лозунгъ свой главный, 
Не стыдясь разскажу его, вотъ онъ: 
Коль ты русскій, такъ ты православный! 

Не ворую я нефть изъ скважинъ, 
Не завидую жизни злодѣевъ, 
Не шибаю я импортныхъ гражданъ 
И почти не ругаю евреевъ. 
Я не противъ команды «Терекъ», 
Но процессовъ модернизацій 
Не хочу, какъ европъ и америкъ, 
И различныхъ тамъ федерацій. 

Пусть живутъ они сами собою 
И воюютъ за миръ, если мало, 
А Россію пройдутъ стороною, — 
Отъ войны той Россія устала! 
Никакихъ революцій не жажду, 
Не желаю я про̀литой крови, — 
Мы сминали не разъ и не дважды 
Свою землю, какъ вымя коровѣ. 

Чтобъ осталась Россія великой, 
Вотъ мое пожеланіе вкратцѣ: 
Обратимся къ Христовому лику, 
Возвратимъ мы Царя себѣ, братцы, 
Но не алча «circenses et panem»! — 
Пусть развѣется мирно, но смѣло 
Флагъ, что̀ прѐдали горько и рьяно: 
Цвѣтомъ черный, и желтый, и бѣлый! 

Н.Новгород, декабрь 2009

И моё новое:

Максим Медоваров

ENDREICH

Средь заснеженной степи - стальные шеренги полков. 
Речь вождя, опьянённого сладким дурманом экстаза. 
Взгляды воинов - словно у сов иль двуглавых орлов. 
Оборону здесь держит Империи тайная база. 

Отступать. Погибать среди льдов. Умереть, 
Но не дать погасить несказанное Тайное Пламя. 
Здесь стоять. Только строго на Север смотреть, 
И от Вислы до Юкона крепко держать наше знамя. 

Оборону держать, пока Царь наш в пещере сокрыт. 
Умирать, не узрев его ясные очи ни разу. 
Утаить до Конца, где корона и скипетр зарыт, 
Где в подземной стране бережём мы чудские алмазы. 

Мерзлоту не растопит огонь революции масс, 
Богохульных умов, богомерзких окрестных народов, 
Заморозит имперский мороз - в последний хоть раз, 
Государственный холод разрушит гнилую <свободу>. 

А потом - поражение. Смерть примем мы на посту. 
Не услышит их воинство наши последние стоны - 
Мы шагнём за край мiра, пройдём по святому Мосту, 
И пред Богом положим навеки земные поклоны. 

Вот тогда-то и время, наш враг, остановит свой бег, 
Будет только сияющий Свет, а внутри - Негасимое Пламя: 
Пред глазами всё то же: степь, холод, шеренги и снег, 

И от Вислы до Юкона наше имперское знамя. 


Н.Новгород, 21 сентября 2010 г., Рожество Богородицы

Добавил 28 октября:

Олег Фомин

ВОСКРЕСЕНИЕ ЦАРЯ

Когда над Русью перезвоны
Гудут, что гуси на заре,
По кабакам неугомоны
Ревут о преданном царе.

Он, говорят, лежит в темнице,
В пещере, в шахте, в недрах дна.
Лишь покаянием пробиться
К нему дорога нам дана.

Димитрий и Микола Второй,
Борис, Глеб, Павел, Дагоберт.
Вина, прощенья нет которой,
Но и над ней покров простерт.

Не за пиджачников прощенье
Придет, за плач бомжей, как встарь.
Пусть трудно сердца сокрушенье,
Но только им воскреснет Царь.