?

Log in

No account? Create an account

mahtalcar


Alles Vergängliche ist nur ein Gleichnis


Previous Entry Share Next Entry
Памяти Ю.Ю. Коринца (1967-2015)
mahtalcar
17 ноября в возрасте 48 лет ушел из жизни Юрий Юрьевич Коринец – замечательный переводчик с немецкого, открывший для русского читателя Карла Шмитта и отчасти Освальда Шпенглера. Как обстоятельства его смерти, так и мое заочное знакомство с ним столь примечательны, что заслуживают отдельного упоминания.

Его отец, Юрий Коринец-старший (1923–1989), переводил с немецкого в основном художественную литературу, в том числе детскую. Уже в возрасте двух-трех лет я учил одно из новогодних стихотворений в его переводе – эта книжка у меня до сих пор лежит в шкафу.

С именем Юрия Коринца-младшего (а внешне он представлял собой точную копию своего отца) я познакомился в 2004-2005 году, когда на подъеме был сайт «Консерватизм.Народ.Ру», созданный титаническими усилиями Аркадия Юрьевича Минакова, Александра Витальевича Репникова и других выдающихся русских историков (ныне покойный и лишь частично переехавший на другой адрес), на котором я впервые познакомился с текстами Карла Шмитта в переводе Коринца. Собственная статья Коринца там была лишь одна – «Карл Шмитт об Антихристе», и она включала всего лишь три странички. Но какие это были странички! Мало что способствовало формированию моего мировоззрения так сильно, как эта удивительная статья. В ней говорилось о том, что слова Христа «когда скажут: мир и безопасность, то придет пагуба» - следует трактовать в том смысле, что Антихрист будет морочить людям головы, уверяя их, что врагов больше нет, все партнеры и друзья. С тех пор, когда я слышу о конференциях по «миру и безопасности» или о том, что вражда должна уйти в прошлое и мир становится единым и «бесполюсным», я знаю, с кем имею дело. Ключевое и неснимаемое – вплоть до Finis Mundi – различение врага и друга как основу «понятия политического» – я воспринял у Шмитта именно благодаря Коринцу.

А затем были долгие годы чтения запоем всех книг Шмитта на русском языке подряд (уже не только в переводах Коринца). Но среди этих книг не хватало одной – «Политического романтизма», едва ли не самой ранней книги молодого Шмитта. Уже и предисловие к книге вышло, а самой книги всё не было. В 2012 г. я впервые написал Юрию Юрьевичу на фейсбуке об этом. С тех пор мы время от времени переписывались. Я спрашивал его о планах переводов, а он рассказывал о подготовке к изданию «Политического романтизма».

С годами Юрий Юрьевич стал теснее сотрудничать с евразийским движением, что еще больше сблизило нас. Но венцом сотрудничества стал перевод книги Шпенглера «Восстановление Германского Рейха», о котором я давно мечтал и неоднократно просил Коринца ускорить работу. В итоге он решился доверить перевод этого труда психологу Перцеву, а на себя взял лишь общую редактуру. Чудовищно пустое послесловие Перцева объемом в половину книги самого Шпенглера немало повредило изданию (вместо него я предпочел бы видеть размышления самого Коринца), но к качеству перевода вновь никаких претензий не было и быть не могло.

Разумеется, я сразу купил книгу и написал на нее рецензию. Юрий Юрьевич просил показать, но я, чтобы не было недоразумений с редакцией журнала, просил его подождать публикации. Но он не дождался и не дождется уже никогда.
В ноябре он объявил о своей работе над переводом второго тома «Политической теологии» Шмитта (совместно с Александром Фридриховичем Филипповым). Если честно, я даже не знаю, что это такое и какие работы Шмитта планируется туда включить. 16 ноября Юрий Юрьевич выразил на фейсбуке своё недоумение о том, как лучше переводить слово wertfrei – «внеценностный» или «ценностно-нейтральный». Я был за второй вариант, Юрий Юрьевич – за первый.

Вечером 17 ноября Юрий Юрьевич сделал свою последнюю запись в фейсбуке, с улыбкой написав: «Дугина послушаю на ночь, хорошие сны будут сниться)))». Посмотрев на ночь Царьград-ТВ (интервью Александра Гельевича Дугина о «шестой колонне»), Юрий Юрьевич тихо и спокойно ночью отошел ко Господу…

А моя рецензия всё же выйдет. 26 ноября из журнала прислали её вёрстку. И триумфальное шествие по России идей Шмитта и Шпенглера уже не остановить никому. И, пожалуй, именно ради этого Юрий Юрьевич Коринец отдал свою короткую жизнь.

  • 1

ещё раз подтвердилась

печальная закономерность - когда сына называют именем отца - он рискует прожить короткую жизнь. Примеры Сергея Бодрова-младшего, Виктора Викторовича Януковича, немало видел такого и среди знакомых. Та же история - когда дочку называют именем матери; известный пример - Бася, дочь Барбары Брыльской, которая прожила только двадцать лет. А то, что болтовня о "вечном мире" мало что надоедлива и уныла, но как правило предшествует серьёзным войнам - очевидно. Римляне были правы на все времена: si vis pacem - para bellum!

Re: ещё раз подтвердилась

Верно, хотя ведь известны и исключения, когда люди с именем отца жили нормальную жизнь?

  • 1